Возвращение боярышника

Зачем государство обрекает на смерть невезучих граждан

Время сжалось, и памяти не хватает места, чтобы все, казавшееся важным, разложить по полкам. Предкам, определенно, жилось проще: сколько там новостей приходилось на год? Лето кончилось, осень наступила. Пришли татары, сожгли село. Теперь до первого снега событий не будет, а там и весна. Нам потруднее. Попробуйте, например, вспомнить ключевое слово середины прошлого декабря (это ведь так недавно на самом деле было, еще года и не прошло). Слово — красное, как зрелая мясистая ягода, било по глазам, текло сквозь страницы и сквозь экраны. Продолжить чтение

Смерть трояка

Новые банкноты в 200 и 2000 рублей наводят на размышления о неисповедимых путях российской истории

Советский трояк — пожалуй, это была самая любимая банкнота народа. Вот вспомните, вслушайтесь — это я тем, кто живет (или жил, а после съехал на чужбину и там грызет ее горький хлеб) в России долго, как рекомендовал классик. Продолжить чтение

Плохое жилье — всем москвичам

Расселяя хрущевки и благоустраивая улицы, московские власти готовят почву для будущих политических потрясений

Правительство Москвы утвердило на днях список 210 площадок для строительства первых домов по программе реновации. Великое переселение московского народа стремительно приближается. Но, пытаясь улучшить жилищные условия обитателей хрущоб и прочего ветхого жилья, столичные власти, похоже, не осознают, что оказывают медвежью услугу партии «Единая Россия» и льют воду на мельницу оппозиции. Ведь чем лучше у москвича жилье, тем больше он недоволен властями, что наглядно доказали недавние выборы московских муниципальных депутатов. Продолжить чтение

Чья Каталония?

Испания так сильно отличается от России, что и либералы, и имперцы затрудняются с ответом, чья Каталония

Очередная попытка Каталонии отделиться от Испании на несколько дней оказалась в центре общественного интереса и в России.

Любая нестабильность в Европе — к лучшему. Если кто-то от кого-то отделяется, то это всех их ослабляет и делает сильнее нас, наблюдающих за творящимся безобразием из своей прекрасной северной стабильности. Такова официозная позиция России, известная нам еще по Брекзиту. Продолжить чтение

Выборы в Германии: банальность добра

Демократия кажется веселой только тем, у кого ее нет. Выбирать между добром и злом — это вовсе не то, чем занимается средний европейский избиратель

Есть такой датский сериал — «Правительство». Весь сюжет там строится вокруг создания и функционирования коалиционного правительства в условиях парламентской демократии. Честно говоря, ждать чего-то захватывающего от датской политической кухни, даже в ее гипертрофированном, сериально-кинематографическом виде, не стоит. Но русскому зрителю, особенно знающему устройство нашей политической системы и интересующемуся демократической политикой, этот фильм может показаться захватывающей фантастикой. Продолжить чтение

Главная скрепа

Когда-нибудь троечники все равно оставят и от своей диктатуры одни обломки. А нас этими обломками завалит

Памятник конструктору Михаилу Калашникову возле бизнес-центра, который благодарные москвичи любовно прозвали Мордором, еще и недели не стоит, а про него уже тома написали. И про то, что страшен он, как смертный грех убийства (что, конечно, неправда, ну он страшненький, однако не страшный), и про то, что новый истукан — бронзовое воплощение государственного курса на милитаризацию обыденности, чреватого кровью (что, конечно, правда), и про то, что похож он на кладбищенские памятники братве из девяностых (ладно, похож), и даже про то, что Калашников с Москвой никак не связан (что неправда вдвойне: во-первых, все в центростремительном тоталитарном государстве связано со столицей, а во-вторых, тоже мне претензия, можно подумать, чистопрудный Абай Кунанбаев как-то по-особенному связан с Москвой, к примеру). Ну и с другой стороны тоже звучали возмущенные голоса: как можно не любить наших берез (зачеркнуто), нашего великого конструктора, создавшего лучший в мире автомат, нашу гордость, наш символ, воплощение мудрости, изобретательности и миролюбия русского мира? Продолжить чтение

Витамины счастья

Бум стартапов последние десятилетия говорит нам как минимум об одном — люди стали меньше бояться нового: генерировать идеи, запускать свое дело и вкладывать в него деньги. Но что если на каждую новую идею нужно было бы получать одобрение от жителей страны? Для специального проекта с банком «Точка» мы попросили журналиста Анастасию Черникову представить себе, как жилось бы начинающим предпринимателям в мире нерешительных людей

Фото: RichVintage/GettyImages

Фото: RichVintage/GettyImages

В новогоднюю ночь Саша лежал в кровати и задумывал новую жизнь — подводил итоги и выбирал цели, закрывал глаза и представлял, как он изменит мир.

За дверью на кухне кипела жизнь: мать разложила красную икру на плотные блины, запах свежей ели разливался по всей квартире, и по «Первому» крутили «Голубой огонек». Саша жил в своих мыслях: он считал, что остальное — суета, отвлекающая от важных вещей. Как только пробили куранты, он сбежал в комнату и закрыл дверь. Он думал над своим списком — идей, которые перейдут с ним в будущее. Продолжить чтение

Мистер Крол, первый предприниматель

Становление предпринимательства в нашем мире заняло века — от ремесленников и купцов к сегодняшним владельцам малого и среднего бизнеса. Но как могло бы зародиться предпринимательство в мире, где в нем никогда не было нужды? Для совместного проекта с банком «Точка» мы попросили специального корреспондента «Секрета фирмы» Викторию Чарочкину представить, как в параллельной реальности, где каждый может сам обеспечить себя всем необходимым, мог бы появиться первый предприниматель

Иллюстрация: Franklin McMahon/CORBIS/Getty Images

Иллюстрация: Franklin McMahon/CORBIS/Getty Images

1

В дождливое утро седьмого августа мир мистера Крола разрушился. Но тогда он, конечно, не мог осознать происходящего и никакой катастрофы не почувствовал. «Наверное, я просто не выспался», — подумал он, стоя на пороге своего дома и не решаясь спуститься на улицу без зонта. Лифт медленно полз к его жилищу на верхних ветках дерева, пока мистер Крол смотрел, как крупные капли врезаются в лужи и брызги разлетаются по всей дороге. Продолжить чтение

Самый спокойный город Земли

Мы редко задумываемся о том, как бы выглядел мир без предпринимательства. Каждый день мы выбираем товары в магазинах и еду в кафе из тысячи разных предложений, кто-то из нас зарабатывает на этом, и не верится, что может быть по-другому. Для специального проекта с банком «Точка» мы попросили Юлию Дудкину представить себе мир без предпринимателей и предпринимательства — и вот что из этого получилось

Фото: Zuzana Janekova/EyeEm/GettyImagesФото: Zuzana Janekova/EyeEm/GettyImages

Мошкину показалось, что на асфальте рядом с его собственной тенью мелькнула чья-то еще. Он вздрогнул, обернулся — никого. Он покрепче сжал пальцами целлофановый пакетик в кармане плаща. В этом «самом спокойном городе Земли» (так гласили плакаты) спали крепко и долго, шататься посреди ночи было не принято. Мошкин потел и грыз ногти. Клиента не было. Непонятно — ждать дальше или мчаться домой, рассовывать по карманам товар и уходить. Отчаянно хотелось сладкого. Мошкин подумал о конфетах в нижнем ящике комода, и рот наполнился слюной. Организм требовал сахара. Продолжить чтение

Ксения Туркова: Словарный запас. Выпуск 43

Х-реновация, zelenka и «все сложно»

Фото: ТАССФото: ТАСС

Портал «Словари XXI века» назвал словом месяца существительное «реновация». До декабря, когда подводятся итоги словарных конкурсов, еще далеко, но не исключено, что в России «реновация» вполне может стать и словом года.

Это существительное для русскоязычного пространства за пределами России не новое. В странах Балтии, например, к нему уже давно все привыкли. Реновация, реновировать, реновированный — обычные слова из лексикона горожанина. Они ничем никого не пугают: реновировать — значит отремонтировать, обновить. Реновировать можно дом, лавочки в парке, номера в отеле. Продолжить чтение