Арина Холина: Хищница готовится к прыжку

 Изображение: Getty Images

Изображение: Getty Images

Если муж присылает фото неизвестно чьей вагины — не обижайтесь.

Это не он — это она. Она взяла телефон, сняла, прислала и написала: «Он любит меня! Ты старая, страшная, ты стерва, эгоистка, дура, ты делаешь ему больно! Ты фригидная!» Продолжить чтение

Иван Давыдов: Жертвы хунты

Илья Питалев/Коммерсантъ

Илья Питалев/Коммерсантъ

Хорошо помню момент, когда понял, что пропаганда победила. Что все было не зря. Что не напрасно старался Дмитрий Киселев, расписывая ужасы Майдана. Что не пропали даром самоотверженные ночные бдения политологов и депутатов в студии у Владимира Соловьева. Что бесконечный поток украинских новостей в новостных выпусках российских телеканалов по-настоящему окупился. Продолжить чтение

Алексей Алексенко: Снос хрущевок и теория эволюции

О том, как понятие «эволюционно стабильной стратегии» помогает разобраться в действиях государственной власти

Фото: Павел Лисицын / Коммерсантъ

Фото: Павел Лисицын / Коммерсантъ

«Какого лешего им понадобилось за год до президентских выборов баламутить народ, угрожая отнять у людей квартиры и переселить их за МКАД?!» — недоумевает прогрессивная общественность. Если бы перед властями была поставлена задача — за кратчайший срок на пустом месте создать в столице сеть гражданского сопротивления с ячейками по месту жительства, сплотив общество перед лицом власти, — она не могла бы быть выполнена с большим изяществом и эффективностью. Но ведь крайне маловероятно, чтобы московский мэр Собянин (как некогда первый секретарь Московского горкома КПСС Ельцин) планировал перейти на сторону восставшего народа и узурпировать власть в стране. Ну и о чем они думали, прежде чем все это затевать? Продолжить чтение

Александр Баунов: Глобальный русский разведчик

Ulrich Baumgarten / Getty Images

Ulrich Baumgarten / Getty Images

Немного времени прошло с тех пор, как американская пресса разоблачила гнездо кремлевских наймитов в Белом доме — помощника по безопасности Флинна и генпрокурора Сешнса, — как вот новое подтверждение. «Уолл стрит джорнал» провела расследование и обнаружила, что в 2014 году Майкл Флинн поговорил с русской студенткой на конференции по безопасности в Англии и своевременно и правильно не доложил об этом Конгрессу. Прокурору Сешнсу и другим членам администрации следует приготовиться: до этого их уличали только в контактах с российскими чиновниками, журналистами и дипломатами, теперь им придется вспомнить всех студентов, горничных в отелях, соседей по креслу в самолете. Американский Uber может заработать на дополнительной платной услуге No Russian Driver: в отличие от названий других рас и религий, за no Russians ничего не будет. Продолжить чтение

Илья Мильштейн: Подозреваются все

Кто и почему взорвал метро в Петербурге

Grigory Dukor / Reuters

Grigory Dukor / Reuters

Теракты в истории новейшей России — явление, к несчастью, рядовое. Во времена первой чеченской и второй чеченской, при Ельцине и при раннем Путине, в эпоху счастливых нулевых и в годы неоднозначные десятые, при иллюзорном Медведеве и при Путине позднем террор был и остается событием, постоянно сопровождающим российскую жизнь. Продолжить чтение

Иван Давыдов: Скорбящие и лохи

Фото: Интерпресс/ТАСС

Фото: Интерпресс/ТАСС

Среди модных споров есть один совсем уж удивительный — спор о том, как правильно скорбеть. Обычно за неправильную скорбь корили либералов государственники. Есть вопрос, конечно, почему в России либералами принято называть людей, из которых минимум половина озабочена не вопросами прав и свобод, а мечтами о грядущих кровавых расправах над оппонентами, ну да хотя бы спор о терминах вдобавок к прочим модным спорам затевать не будем. В конце концов, называется ведь дом, в котором Вячеслав Володин запирает назначаемых по указке, странных, косноязычных и, предположительно, социально опасных людей, выборным парламентом. Называются специалисты по пыткам в отделениях правоохранителями. И ничего, привыкли мы, в терминологии не путаемся. Продолжить чтение

Борис Минаев: Хороший мент

Милиционеры в моем детстве, в сущности, мало отличались от нынешних. Ну, может, форма у них была тогда покрасивше… А так-то они делали то же самое: заарестовывали кого положено и препровождали в отделение. Но не всегда

Борис Кавашкин / ТАСС

Борис Кавашкин / ТАСС

Мой друг иногда звал меня в небольшие путешествия, от которых я, как правило, отказывался.

Ну, во-первых, мама не очень любила, если я выходил за пределы нашего двора. А во-вторых, я и сам этого не любил. В нашем дворе все было родное, знакомое. Если, например, в заборе отваливалась доска, я сразу это видел. Или если кто-то отломает за ночь край от песочницы. Или нарисует мелом какое-нибудь слово на трансформаторной будке. Продолжить чтение

Виктор Ерофеев: Сталин — вобла

Фото: Shepard Sherbell/GettyImages

Фото: Shepard Sherbell/GettyImages

Представить Сталина как закуску к пиву гораздо проще, чем кажется. Если в курехинском открытии «Ленин — гриб!» был интеллигентный прикол абсурдного разоблачительства, то Сталин, по сути дела, стал воблой для миллионов соотечественников. То есть превратился в любимую рыбу. Продолжить чтение

Арина Холина: Хороший мужик, надо брать!

Иллюстрация: Getty Images

Иллюстрация: Getty Images

— Как ты могла! Как тебе не стыдно! Он же страдает! Он плачет! У него это, ну, предраковое состояние! Вот заболеет и умрет! А ты во всем виновата! Он хороший мужик! Хороший! — отчитывает, причитает, негодует Наташа.

В первую секунду я хочу ей сказать, что сопли — это не страдания, предракового состояния не бывает, что он все время болеет и умирает, а страдаю на самом деле я, потому что это мне пришлось разводить руками и криво улыбаться, пока «хороший мужик» вопил на дне рождения 12-летней дочки моего друга, что у него член 25 сантиметров, и пытался задушить соседку, а потом кричал, что я шлюха и поэтому мы должны немедленно поехать в секс-клуб, где меня отжарят 30 мужиков. Продолжить чтение

Юлия Гусарова: Tinder, который мы заслужили

История о том, как в самом популярном приложении для знакомств «отделили» богатых, красивых и просто классных от всех остальных

 Фото: Carrie Davenport/GettyImages

Фото: Carrie Davenport/GettyImages

У приложения Tinder появилась новая опция — Tinder Select: этакий «Тиндер-в-Тиндере», которым, по сообщению блога TechCrunch, могут пользоваться только особо привлекательные или состоятельные люди. Эту опцию могут активировать только те, кто получил персональное приглашение от Tinder. Им также предоставляется возможность пригласить в Tinder Select ограниченное количество друзей по своему выбору, но приглашенные таким образом люди уже никого пригласить не могут — так приложение контролирует число тех, кому может быть доступна секретная опция. Рассылка приглашений самим «Тиндером», предположительно, осуществляется на основе данных о популярности и «лайкабельности» того или иного пользователя — эти данные вычисляют особые алгоритмы приложения. Между Tinder Select и стандартным режимом Tinder можно переключаться одним нажатием — на случай, если гендиректоры начнут надоедать и захочется потусоваться с курьером или менеджером младшего звена. Продолжить чтение