Десять вопросов к суду и следствию по делу об убийстве Бориса Немцова

Судья Московского окружного военного суда Юрий Житников огласил приговор пятерым подсудимым по делу об убийстве политика Бориса Немцова, которого застрелили на Большом Москворецком мосту вечером 27 февраля 2015 года. Заур Дадаев получил 20 лет строгого режима, Анзор Губашев — 19 лет, Шадид Губашев — 16, Темирлан Эскерханов — 14, а Хамзат Бахаев — 11. 29 июня коллегия присяжных признала всех их виновными и не заслуживающими снисхождения. Корреспондент «Медиазоны» Егор Сковорода, который с самого начала следил за процессом, задает вопросы, которые у него остались к следствию и суду

Фото: Дмитрий Коротаев/Коммерсант

Фото: Дмитрий Коротаев/Коммерсант

Почему так и не появилось видеозаписей с места убийства? В деле есть лишь запись всепогодной камеры ТВЦ очень плохого качества, на ней виден силуэт человека, который отбегает от тела Немцова и запрыгивает в автомобиль. Двое мужчин, выслеживавших политика и его подругу Анну Дурицкую, запечатлены на камерах ГУМа. Видеозаписей камер, установленных на Большом Москворецком мосту, Красной площади и кремлевских башнях, в деле нет. Как говорила в суде адвокат Ольга Михайлова, ФСО отказалась предоставлять записи, ничем не обосновав свой отказ.

Куда делось орудие убийства? Пистолет, из которого застрелили политика, так и не обнаружен. В обвинительном заключении о нем говорится следующим образом: «Не позднее 27 февраля 2015 года Руслан Мухудинов приобрел в неустановленном следствием месте у неустановленных лиц один экземпляр пригодного для стрельбы 9-мм огнестрельного оружия неустановленного образца». В своих первых показаниях предполагаемый киллер Заур Дадаев говорил, что это был пистолет Макарова с глушителем, который он после убийства передал некоему человеку «от Русика». Русик — это Руслан Мухудинов, которого следствие называет организатором покушения.

Почему Руслан Геремеев не допрошен даже как свидетель? Руслан Геремеев — экс-офицер батальона «Север», под его началом служил Заур Дадаев, которого суд признал застрелившим Немцова киллером. Геремеев — выходец из влиятельной в Чечне семьи, депутат Госдумы Адам Делимханов и сенатор Сулейман Геремеев — его родственники. Именно Руслана Геремеева все свидетели в суде называли главным человеком группы чеченцев, живших на Веерной улице в Москве (одну квартиру он снимал, вторую приобрел за пару месяцев до убийства); водителем у него работал Руслан Мухудинов — человек, которого следствие назвало организатором покушения. Заур Дадаев и Руслан Геремеев вместе улетели в Чечню 1 марта, через день после убийства политика.

Тем не менее Геремеева, которого адвокат Вадим Прохоров называл «настоящим организатором» убийства, следствие даже не допросило — один из следователей рассказал в суде, что ездил в Чечню к дому Руслана Геремеева, но ему «никто не открыл» (по некоторым сведениям, Геремеев скрывался сначала в чеченской Джалке, а потом в Арабских Эмиратах). В суд Геремеева вызывали, но он не явился.

Почему следствие не допросило людей, которые, возможно, входят в одну группу с убийцами? Судя по показаниям свидетелей и подсудимых и видеозаписям с Веерной, 46, в окружение Руслана Геремеева, помимо попавших на скамью подсудимых, входили также Асланбек Хатаев, Шамхан Тазабаев и некий Джабраил (его фамилия неизвестна, адвокат Прохоров полагает, что он может иметь отношение к ФСБ или ФСО). В частности, Джабраил и, возможно, Хатаев вместе с Дадаевым входят в подъезд через полтора часа после покушения; Хатаев, вероятно, улетел из Москвы в Грозный 28 февраля — в один день с Губашевым и Шавановым. В материалах дела были поручения следователям допросить этих людей, однако найти их так и не смогли. По информации адвокатов семьи Немцова, Асланбек Хатаев — действующий сотрудник МВД Чечни, а Шамхан Тазабаев — бывший.

При каких обстоятельствах погиб Беслан Шаванов? Шаванов служил в так называемом «нефтеполку» — подразделении по охране объектов нефтегазового комплекса Чечни. Он прилетел из Грозного в Москву 26-го, а улетел обратно 28 февраля, на следующий день после убийства политика. В день убийства он, по версии следствия, следил за Немцовым вместе с Анзором Губашевым. Сторона защиты намекала на то, что застрелить политика мог не Дадаев, а именно Беслан Шаванов; адвокат потерпевших Вадим Прохоров тоже обратил внимание, что, возможно, в деле «в некоторой степени недорасследовано распределение ролей между Зауром Дадаевым и Бесланом Шавановым».

Шаванов погиб при попытке задержать его в Грозном в начале марта 2015 года. В суде экс-командир батальона «Север» Делимханов рассказал, что, вероятно, именно его полк вел спецоперацию по задержанию Шаванова. По официальной версии, Шаванов подорвал себя с помощью самодельной гранаты — «хаттабки». При этом в суде обвиняемые, ссылаясь на слова следователей и оперативников, утверждали, что Шаванова убили.

Каким мотивом все-таки руководствовались заказчики и исполнители убийства? Обвинение утверждает, что убийство Бориса Немцова было совершено по найму, но в суде не было приведено практически никаких доказательств даже этому. По сути дела, о деньгах говорится только в первых признательных показаниях Заура Дадаева, где он говорит, что некто Русик обещал троим исполнителям по пять миллионов рублей за убийство политика. Версия о том, что Немцова могли убить из-за его высказываний в поддержку карикатуристов из журнала Charlie Hebdo (об этом говорили в признательных показаниях Анзор Губашев и Заур Дадаев), вовсе не рассматривалась судом, кроме того, следствие настаивает, что следить за политиком начали за несколько месяцев до расстрела редакции журнала. Судья запретил упоминать перед присяжными, что изначально подсудимые называли именно эту версию мотивом убийства.

Почему следствие досконально не проверило возможное алиби Заура Дадаева? Он утверждает, что в момент убийства он был в квартире на Веерной, 3. По словам защитников Дадаева, это подтверждает видео с камеры на подъезде; проблема в том, что из-за профилактических работ на видео нет даты и времени, оно прерывается. Адвокаты просили вызвать в суд медиков и полицейских, которые приезжали на Веерную, 3, около 23:30 из-за бытового конфликта в подъезде — с помощью этих данных можно было бы восстановить время событий на записи. Судья отказался, а запись с Веерной, 3, просто исключил из дела, признав недопустимым доказательством.

Заур Дадаев — правша или левша? На видеозаписи признательных показаний с предварительного следствия Дадаев говорит, что он левша и стрелял левой рукой. В суде обвиняемый настаивал, что он правша; на фотографиях со службы Дадаев держит оружие правой рукой. По характеру ран на теле Бориса Немцова нельзя однозначно сказать, стрелял ли убийца с правой или левой руки. Но если Заур Дадаев на самом деле правша, это ставит под вопрос правдивость его признаний на следствии.

Чем именно занимались в преступной группе Темирлан Эскерханов и Хамзат Бахаев? Их роль обвинение не конкретизировало, указав лишь, что они якобы как-то следили за Немцовым и перевозили соучастников, но доказательств этого в суде представлено не было. В случае Эскерханова можно уверенно говорить о его тесной связи с группой Руслана Геремеева, но его возможная роль в убийстве неясна. Хамзат Бахаев, который связан с остальными подсудимыми только тем, что с 2008 года снимал один дом в Подмосковье с братьями Губашевыми, выглядит случайным человеком в этой истории. «Мы не уверены, что Следственный комитет предоставил достаточно доказательств виновности Хамзата Бахаева. В связи с этим мы сомневаемся в его причастности к убийству Немцова», — говорила в прениях адвокат семьи политика Ольга Михайлова.

Почему за 9 месяцев суда из коллегии вышли 9 присяжных заседателей? В коллегию присяжных изначально вошли 22 человека (12 основных и 10 запасных). Пока шел процесс, девять присяжных ее покинули: одни ссылались на «семейные обстоятельства», а других по разным причинам удалил судья. Так, одну присяжную он удалил по анонимному доносу о том, что она делится с другими своим мнением и рассуждает, кто мог быть причастен к убийству. Двух присяжных судья удалил в последний момент перед тем, как коллегия начала обсуждать вердикт. Возможно, все это лишь совпадения, но очень уж они напоминают зачистку коллегии от присяжных, которые скептически восприняли доказательства стороны обвинения.

Источник