Илья Мильштейн: Разгром фрицев под Москвой

В подмосковной Кубинке провели реконструкцию штурма Рейхстага. Почему подобные игры помогают забывать о прошлом, размышляет Илья Мильштейн

Фото: Илья Питалев / РИА Новости

Фото: Илья Питалев / РИА Новости

Военный корреспондент доносит до нас драгоценные подробности:

Сценарий действа, рассказывает очевидец, вобрал в себя все этапы берлинского сражения — и штурм Зееловских высот с атаками и контратаками, и уличные бои, и штурм Рейхстага… А потом над полем завязался воздушный бой поршневых истребителей Ла-7 и Мессершмитов. «Тигры» выкатились против наших «тридцатьчетверок», пехота сошлась в рукопашной… Был даже «Гитлер» с призывом держаться до последнего. Когда наши бойцы водрузили флаг на крыше Рейхстага, трибуны взорвались дружным «ура!».

Собственно, так оно наверное и было весной 45-го, разве нет? Штурмовались высоты, шли уличные бои, потом зрителям показали воздушный бой, чтобы не заскучали, еще бойцы поиграли в танковый биатлон, и «Гитлер» дорывался до микрофона, и трибуны взрывались, когда над Рейхстагом водружался флаг. Короче, герои, собравшиеся в подмосковной Кубинке, до мелочей повторили тот потешный последний бой, и министр обороны Шойгу, достойный наследник маршала Жукова, недаром же был почетнейшим гостем на этом празднике весны и громогласного ура. Состоявшемся в парке «Патриот», где специально для юнармейцев и примкнувших к ним взрослых реконструкторов возвели здание рейхстага и вскоре взяли этот рейхстаг.

Необходимо, чтобы враги помнили и боялись, а мы все умели бы начисто забыть о реальной войне

Это еще называется эстафетой поколений. Поскольку не одни лишь полководцы, но и обычные граждане наследуют подвиги дедов и отцов, то чрезвычайно важно показать им, идущим на смену, как оно происходило на самом деле. На понятных примерах показать — и в этом смысле разгром фрицев под Москвой прямо в их логове, в берлинском Рейхстаге и окрестностях, был мероприятием очень полезным. Одновременно и в качестве развлекухи, и для воспитания патриотических чувств, которые особенно хорошо прививаются под грохот танковой пальбы, рев истребителей, крики фюрера и в присутствии министра обороны.

Можно даже предположить, что сегодня, в нынешних обстоятельствах нет задачи важней, как приучить юношество к мысли, что война — это ужасно весело. Это славное зрелище, которое непременно завершится убедительной победой при большом скоплении публики и репортеров. Нечто подобное творится ныне в далекой Сирии, а недавно творилось в довольно близком и родном Донбассе, где, помнится, года три назад и пленных «фашистов» гоняли по улицам, как немцев в Москве в 1944 году. Война — это необычайно круто, и можно вспомнить еще реконструктора Стрелкова, куда-то после сгинувшего, — как он захватывал Славянск и мечтал с боями прорваться к Киеву и тоже там чего-нибудь водрузить. Если бы водрузил, то лет через 70 можно было бы поиграть в штурм Киева.

Это вообще отличная затея: штурм Берлина в 2017 году. В эпоху крупных внешнеполитических разборок России с Европой и Америкой, которые плавно перетекают из холодной стадии в подогретую. Когда вчерашние друзья типа Эрдогана вдруг засаживают нам нож в спину и становятся врагами, затем снова друзьями, но какими-то ненадежными. Когда вчерашние враги типа американцев вдруг выбирают себе в президенты закадычного нашего друга, но друг внезапно оборачивается врагом и бомбит самого верного из наших друзей.

В осажденной крепости любят и умеют развлекаться, весело убивая время, и наш корреспондент уже запасается командировочными, метафорами, попкорном

Когда все в мире зыбко и ненадежно, как хрущевская пятиэтажка, жителям осажденной крепости надо бы почаще тренироваться, возводя макеты европейских столиц и беря их штурмом. Это мобилизует и сплачивает штурмующих, а неприятелям служит напоминанием и предупреждением. О былых наших победах и о практически неминуемых грядущих.

Необходимо только, чтобы враги помнили и боялись, а мы все, начиная с главнокомандующего и министра Шойгу и кончая самыми незаметными реконструкторами из массовки, умели бы начисто забыть о реальной войне. О том, какая она бывает. В частности, о цене победы в Великой Отечественной. О дедах своих, которые не вернулись с фронта — ведь мало у кого вернулись. Да, и штурм Берлина весной 45-го следует напрочь вычеркнуть из памяти, чтобы не помнить, сколько там полегло советских солдат в самые последние дни, часы, минуты войны. Этого нельзя помнить, иначе посреди развеселой байды, которую мы наблюдали позавчера в Кубинке, вдруг потекут слезы, и устроители этой игры предстанут идиотами, если не мародерами, и министр Шойгу покажется мародером, если не идиотом. Об авторе таблоида и говорить нечего, а зачем нам портить себе настроение и обижать незнакомых людей?

Лучше уж к ним присоединиться, ощущая себя победителями. Вон самолетики полетели, а дальше танки пошли, и бесноватый национальный лидер зря надрывается, потому что забава близится к концу и зрители уже рукоплещут и расходятся в предвкушении новых зрелищ. Битва на Курской дуге еще не реконструирована, Сталинград не воссоздан, блокада Ленинграда пока не охвачена, и это одна лишь Вторая мировая, а сколько их было, войн и боев, и для каждого можно сочинить занятнейший сценарий, с пальбой и прибамбасами. В осажденной крепости любят и умеют развлекаться, весело убивая время, и наш корреспондент уже запасается командировочными, метафорами, попкорном.

Источник