Навальный против Стрелкова

Предстоящие дебаты Алексея Навального и Игоря Стрелкова всколыхнули российское общество. Одни говорили, что грех дискутировать с военным преступником, другие — что Навальный делает умный ход, третьи — что оба дискуссанта одного поля ягоды. Накануне дебатов «Сноб» узнал, как Стрелков собирается разоблачать Навального, а Навальный — Стрелкова

Игорь Стрелков (Гиркин), лидер общественного движения «Новороссия»:

Дебаты с Алексеем Навальным нужны мне, чтобы доказать: он ничем не отличается от тех чиновников, которых так яростно критикует. Он не русский патриот и не русский националист, как неоднократно себя называл. Большего я пока сказать не могу — я не хотел бы раскрывать до дебатов свою тактику разоблачения Навального.

Надеюсь, что дебаты будут именно дебатами, а не тем ток-шоу, которое предложила команда Навального. Сейчас мы ведем переговоры, чтобы изменить формат мероприятия, чтобы можно было именно дискутировать, а не торопливо оттарабанивать заранее заученный текст. Почти на каждую тему дается всего три минуты для высказывания. Ну, выговорюсь я, выговорится Навальный — а где дебаты? Вопросам зрителей уделено больше времени. Должна быть возможность обмениваться мнениями, а не заученными фразами. Но, если Навальный совсем откажется менять правила встречи, я буду вынужден согласиться.

Моя позиция заключается в том, чтобы Навальный ответил на четко поставленные вопросы, на основании которых я и должен подтвердить или опровергнуть сложившееся о нем мнение.

Навальный действует не как кандидат в президенты. Он делает все для цветной революции против власти, которая не допускает никакой возможности демократического выбора. Путин тоже может довести страну до майдана, над чем он старательно работает. Но для меня он менее важен, потому что Путин — политический мертвец; он может править еще хоть 20 лет, но будущего у его политической олигархической системы нет.

Я уверен, что система Путина рухнет, и это приведет к жесточайшему кризису и переформатированию общества и государства. Думаю, будущие лидеры сейчас ходят рядом с нами и неизвестны нам, но, когда разразится кризис, они покажут себя. Ведь волнения всегда выводят на поверхность пассионарных людей.

Что касается моего выдвижения на выборы, то скажу, что я достаточно трезвомыслящий человек и понимаю, что шанса занять какую-либо выборную должность у меня нет. Путем выборов в нынешнюю власть никто не придет.

У меня есть политические интересы, но нет политических амбиций. В условиях надвигающегося системного кризиса Навальный мог бы собрать под своими знаменами людей, которые идеологически ближе мне. Но движение может приобрести такой характер, как народное движение при свержении Милошевича в Югославии, когда объединились сторонники и противники отделения Косово. Ну или же Майдан, где объединились сторонники европейского выбора и ультранационалисты. Эти сценарии я хотел бы предотвратить или хоть сколько-нибудь им помешать.

«Если не Навальный, то кто» — это очень неправильно. Среди 140 миллионов россиян не найти человека, который мог бы отвечать требованиям государственной деятельности и будет служить народу России и, прежде всего, русскому народу, которого пока еще большинство? Это означает не верить в свою страну и в свой народ.

Я не помогаю набирать Навальному рейтинг — он успешно это делает и без меня. И он будет его набирать, потому что у него есть ресурсы и покровительство если не всей власти, то отдельных ее представителей. Фактически сейчас создается безальтернативный кандидат, который устраивает наш олигархат. Я всегда выступал за создание третьей силы, которая будет опираться на государственнические, патриотические принципы. Моя задача — создать платформу для моих идей и противостоять Путину и Навальному.

Изменить ситуацию в стране можно и к лучшему, и к худшему. Я не был сторонником советской власти, но очень боюсь, что Навальный может повторить то, что сотворил Ельцин с Россией и что хорошо объясняется фразой: «Метили в коммунизм — попали в Россию». Навальный будет как Ельцин — попытается ударить по коррупции, а попадет в остатки России.

Алексей Навальный активно готовится к дебатам и не нашел времени, чтобы поговорить со «Снобом». Мы собрали его «ответ» Стрелкову из публичных заявлений последних дней.

Алексей Навальный, основатель «Фонда борьбы с коррупцией»

Стрелков Игорь Иванович вызывает меня на публичные политические дебаты от лица русских националистов. Целью дебатов он видит доказать, что я не являюсь ни патриотом, ни националистом, ни даже оппозиционером, и обозначает три главные темы дискуссии:

1. Как же я смогу победить коррупцию, став президентом?

2. Моя позиция в отношении западных партнеров России.

3. Что будет делать Навальный, став президентом, с Донбассом и Крымом?

Ну что же, я горячий сторонник открытой политической дискуссии и открытых дебатов. Мне есть что сказать на эти темы. Подобный разговор с Игорем Ивановичем Стрелковым, который, конечно, является выразителем мнения определенной группы граждан РФ, мне интересен, и я готов в нем участвовать. В ходе этой дискуссии я докажу, что это наша позиция является патриотической, а вовсе не Игоря Ивановича, дающего пресс-конференции под портретом Путина, крестного отца российской коррупции.

В своем ролике Игорь Стрелков публично задал мне три вопроса и предложил, чтобы я сделал то же самое. Мои три вопроса Игорю Ивановичу Стрелкову:

1. Вы называете российскую политическую элиту продажной и компрадорской. Полностью согласен. Только вот зачем вы совсем недавно сидели под портретом Путина? Зачем помогали ему и его соратникам? У вас глаза открылись в 2017 году? Раньше вам было непонятно, что Путин и его окружение не имеют никакой другой цели кроме власти и обогащения? Зачем вы еще совсем недавно заявляли о безусловной поддержке Путина и называли его гарантом свободы и независимости страны? Объясните, пожалуйста, поддерживаете ли вы Путина, а значит, и Ротенбергов, Тимченко, Сердюкова и Васильеву?

2. Второй вопрос — о Западе. Зачем вы повторяете за Путиным эту чушь, что Запад — наш главный враг? Путин — понятно, он зашел в тупик и решает таким образом свои внутриполитические проблемы. Но вы-то должны понимать, что реальные угрозы — это рост исламистского экстремизма, неконтролируемая миграция из Средней Азии и Закавказья, появление ядерного оружия у тоталитарных режимов и тоталитарные режимы на нашем собственном Северном Кавказе. Это что — Запад полмиллиона русских выгнал из их домов в Чечне? Зачем вы повторяете старую советскую пропаганду?

3. Третий вопрос — о Донбассе. Я не могу не спросить вас о сбитом «Боинге». В нем погибли 298 невинных людей. Вы там были, вы точно знаете, кто его сбил. Почему вы, такой правдоруб, подчеркивающий, что вы офицер с понятиями о чести, три года молчите, слушая лживую пропаганду об украинском истребителе, израильской ракете, бомбе ЦРУ и несвежих трупах. Скажите правду прямо сейчас, на этих дебатах: кто сбил «Боинг»?

Я бы не участвовал в дебатах с Чикатило. Но я как политик хотел бы завоевывать расположение людей тем, что я такой политик, который не боится участвовать в дебатах с кем бы то ни было. Я выгодно отличаюсь от политиков, в том числе оппозиционных, потому что они в публичной дискуссии не участвуют и боятся ее. Я не на день рождения и не на шашлыки иду со Стрелковым, я иду на дебаты. 

Источник